ВЕСЕЛОЕ ИМЯ: ПУШКИН

Литературно-музыкальная гостиная «Веселое имя: Пушкин» прошла в новом для музея формате. Ведущая вечера, сотрудник музея Вера Турищева, предложила посетителям создать сценарий встречи. В цилиндре лежали свитки с темами. Вслепую выбрав один, гость зачитывал его вслух, и начиналась беседа. Когда тема была обсуждена, переходили к следующей. От темы к теме открывались новые детали биографии и грани творчества поэта.

Разговор о поэте начался с его фамилии. Было предложено представить, что гости впервые слышат о Пушкине и с русской литературой вовсе не знакомы. Почему же всё-таки Пушкин – Пушкин? Интересно об этом написал профессор Г.Ф. Ковалёв в своей книге «Пушкин. Ономастический комментарий». Пушка – действительно прозвище одного из предков поэта, и получено оно было за крутой нрав. А слово «пушка» стало обозначать артиллерийское орудие исторически достаточно поздно, а до этого существовало в значении «вспыльчивый человек, способный внезапно распушить кого угодно».

Затем говорили о «весёлом, знаменитом, блестящем поэте». Этим эпитетом его «наградили» в Царскосельском лицее. Обсудили также, как его воспринимали коллеги по перу, как сложились у Пушкина отношения с властью и почему он стал национальным поэтом, как его род связан с Воронежем, и мог ли он бывать в городе. Но главной в гостиной, разумеется, была поэзия. Это и колкие эпиграммы, и нежнейшие образцы пушкинской лирики, а основное внимание было уделено «Евгению Онегину» — энциклопедии русской жизни, как назвал эту книгу В.Г. Белинский.

В одном из свитков помещалась следующая фраза: «Прочесть «Евгения Онегина» в наше время невозможно». Отчего же? Все читали и не раз. Чтобы выяснить, что же имел в виду автор этого высказывания, вспомнили главные особенности романа в стихах и вновь обратились к работам видных исследователей, в том числе В.Н. Турбиной, Ю.М. Лотмана. По реакции современников на эту книгу понятно, что роман был остёр и свеж, как новость СМИ. Чуть ли не в каждой строфе – скрытая цитата, пародия, обращение к друзьям и недругам, биографический намёк, спор с критиком и описание России 20-30-х годов XIX века. Даже первая строчка первой главы — отсылка к басне И.А. Крылова «Осёл и мужик», которая начинается фразой «Осёл был самых честных правил…». Но всё же прочесть и понять роман так, как в XIX столетии, невозможно и потому, что современный читатель воспринимает некоторые слова иначе, чем это было раньше. Почему слуга Онегина Гильо прячется от пуль дуэлянтов за пнём? Потому, что слово «пень» в пушкинскую эпоху обозначало ствол дерева, а вовсе не привычный для нас пенёк. А «деревенский старожил», который «в окно смотрел и мух давил» был обыкновенным пьяницей, а не истребителем насекомых. Рассмотрев несколько таких казусов современности, сотрудник музея помог гостям по-другому увидеть сцены романа.

Кульминацией вечера стало выступление участников танцевальной студии «Каменный мост». Они переложили строчки романа на язык танца. Это были искромётная мазурка и воздушный вальс. Артистизм танцующих, костюмы и лёгкость исполнения впечатлили всех и вызвали бурные аплодисменты.